.
 Всем, всем...
!
Aвторизованным пользователям реклама не видна
Яндекс.Директ
30.03.11
Анна Потрываева - Прокажённые дети (продолжение)
Еще через 10 дней приехали совсем старшие. Эти уже были королями. Практически всем больше 18 и до 22 , и их больше 60. В таком возрасте им, конечно, не речёвки учить надо, а детей уже собственных растить, но наше «гуманное» государство рассматривает их еще как детей и отправляет на отдых в детские учреждения. Конечно, наша дискотека до 23 их абсолютно не утраивала, им нужны уже другие развлечения и другой временной пояс.
 
Началась война.
 
В первые, же дни у меня в корпусах были выбиты все двери на пожарные лестницы и поисчезали все замки с дверей. Они вылезали ночами из окон, с балконов, лезли по трубам и проводам заземления, причем с третьего этажа, и причем все, и девчёнки и мальчишки. Возвращение - это зрелище!! В 2-3 ночи толпа орангутангов бежит с соседней дискотеки и по стенам, как ямакаси, залетают к себе на этажи. Ругаем, наказываем, но они все равно продолжают убегать. Наказание – это отдельная тема для разговора.

Да, все замки позже нашлись, только уже в комнатах детей. Они берегли своё. Жуткое воровство.
Все и у всех. Абсолютное отсутствие порицания. Свои воруют у своих, чужих, берут всё что плохо лежит.

Спрашиваю, а куда же можно деть ношенные вещи, ты же их уже не оденешь, сразу же будет видно. Ответ прост. У младших отрядов все одинаковое, поэтому, если не хочешь свое стирать, можно украсть у соседа и одеть его вещи, так поступают даже с трусами!
А с вещами старших проще – их продают! Тут же на рынке, бомжам.

Практически все со своим или ворованным инструментом. Этим инструментом ковыряется и снимается все, что возможно, старая проводка, щитки, розетки, сооружаются кипятильники и плитки. У меня в кладовке стояли старые, нерабочие ламповые телевизоры – руки не доходили их выкинуть. За 20 минут сонного часа умудрились разобрать и вытащить медь с десятка телевизоров! А после этого нагадить в один из них! Дикие…

Интернатовские воспитатели менялись каждые 10 дней. Это был кошмар. Пока одних заставишь работать, не успеет смена пройти, как уже надо снова напрягать их. Дети, зная это, тоже вели себя расслаблено. В одну из первых ночей звонит мне ночные воспитатели и рассказывают, что абсолютно не могут справиться с детьми и уложить их спать. Я поднимаюсь, прихожу и вижу картину: со всех окон орут дети, как в зоопарке, носятся по коридорам, а воспитатели сидит на пороге и ругаются с ночными.

Основная тема: мы отдали детей ночным и мы за них не отвечаем, и поэтому помогать укладывать спать не собираемся. Пока объясняю воспитателям, что необходима совместная работа всех воспитателей, и ночных и дневных, звонят из соседнего лагеря: ваши тут буянят, их наряд задержал, сейчас привезут. Привезли, оказалось, наши то и не буянили, к ним какой-то нетрезвый пристебался, и они от него получили по мордасам. Провели беседу с воспитателями, вроде дошло, пошли укладывать детей спать. Дети… Хоть они и гуляют ночами, и сбегают, да и выпить могут, но они все еще дети. И их жалеешь, как глупых котят.

В три ночи поднимают меня опять. Патруль во главе с Начальником гарнизона привез еще троих в нетрезвом состоянии. Тут уже пришлось действовать по-другому. Начальник гарнизона поднял всех воспитателей и до четырех утра читал им лекции, даже грозился уголовные дела пооткрывать за халатное отношение к детям. В общем, на следующий день мы немного вздохнули, а воспитатели, хоть чуть-чуть, но начали работать. А один из пацанов, которого привели, после этого стал активистом, в хорошем смысле. Помогал воспитателям, пас малышей. Хороший парень, вырастет правильным! А когда приехали городские он попросил галстук, как у воспитателей, чтобы скрыть, что он из интерната. Жалко их!

У интернатовских есть одна удивительная черта – сами бездомные, но тянут все и стараются обогреть все живое. На базу подкинули щенят и котят – они их уже нянчат и прячут в комнатах. Кристина.. Она появилась из ниоткуда. Так же как и котята появилась и она.
Из толпы, зная их уже в лицо, я сразу выделила её: прилично одетая, аккуратненькая, лет 16. Они её пытались в столовую затащить, покормить. Узнаю, кто. Рассказывает, что отдыхала в соседнем лагере, потом поехала домой, дома поругалась с отчимом и решила вернуться на солнечное побережье.
Ко мне она пришла за работой. После объяснений, что работы у меня нет, она с территории лагеря исчезла.

На следующий день я вился отчим, уставший мужик, который бегал по всем базам в поисках её, видимо уже не первый раз. Оказывается, действительно, в лагере была, потом взяла свои документы, якобы для поступления и исчезла… Это она из обыкновенной семьи, с родителями, а что говорить об интернатовских?

Снова ЧП, вернее для меня уже все перестало быть Чрезвычайным Происшествием – это была уже работа, которую просто нужно работать. У девчушки 10 лет аппендицит. Ближайшая больница в 45 км., везу. В больнице, пока держу холод, расспрашиваю, чем болела, карточка то пустая. Спрашиваю: «В больнице лежала, с чем?», «Да, - говорит, лежала. Два года назад лежала, когда отчим мне почки отбил. Мамку сильно избил, она потом умерла». ШОК…

Во взаимоотношениях между домашними детьми и интернатом, в основном больше проблем не было. Многие дружили. Дети ведь только следуют взглядам родителей, смотрят на мир их глазами, но они более милосердны, они способны отнестись и не предвзято. Не заметить секонд-хендовской одежки, не заметить отсутствие тапочек. Мы даже считали это смешение весьма полезным обеим сторонам. Городские, глядя на бедность интернатовцев, немного попридерживала свои требования и уже не так яростно требовала с родителей новые мобильники. А интернатовские учились жить в мире домашних любимчиков.

В основе, дети из интернатов были проще, и общаться с ними намного понятнее, чем с домашними. Нет зазнайства, нет пустых, не подкреплённых ничем амбиций.
Они практичнее смотрят на мир, более реалистично и трезво. Зато, были претензии практически у всех мам, которые побывали на территории лагеря. Когда они видели интернатовских, лица у них перекашивались, и начинались упорные поиски недостатков и претензий.
Претензии были самые различные, но за ними всеми пряталась, а иногда в открытую звучала полная возмущения фраза : «Эти оборванцы и наши дети рядом – это непостижимо!».
И хотя они были разделены корпусами, вожатыми и вниманием – это было для мам унизительно!

Прокаженные дети…
Как правило, после таких фраз мне приходилось взывать к совести этих сытых и напыщенных мам, рассказывая историю о девочке с аппендицитом, рассказывая о том, что около 10 детей попали в интернат после того, как их родители погибали в автокатастрофе. И не дай бог кому-то пережить подобное, ведь и ваши дети могут оказаться тут и стать такими же «оборванцами»!

Часто действовало, покраснев, мамы ретировались. Но были и другие, хотя их дети не желали уезжать, и им нравилось в лагере все, все же детей забирали… от прокаженных детей…

Родительские дни.. – это ужас! Они были у нас практически каждый день. К сожалению , система советских лагерей уже утеряна и не работает. Все родители прекрасно знают свои права и требуют свидания или прогулок с детьми в любое время суток, при этом бесцеремонно прогуливаясь по территории и вмешиваясь во всё, во что только можно. Строем ходят – плохо, нужно дать больше свободы! Без строя бегают, играют – плохо, почему вы их не контролируете! И объяснить родителям, что ребенок, находясь в лагере, подчиняется определенному режиму, обязательному для всех детей – невозможно. Одни родители приезжали и требовали усиленного спортивного режима для своих детей, и объяснения, что до полного обследования врачами детей даже к физ.культуре не допускают сейчас – не действовало. К слову, интернатовские дети были очень спортивно активны.
У нас целое лето работала секция футбола, волейбола и настольного тенниса. Наши команды постоянно играли с командами с соседних баз и лагерей.
Мы участвовали и заняли второе место в Малых олимпийских играх. Что же касается домашних хлюпиков, так выросшие возле компьютеров и телевизоров, они даже в пионербол не хотели играть!

С родителями были случаи уж совсем смешные. Залетает ко мне в кабинет одна мамочка и девочка лет 12. У девченки под глазом фингал. Я в шоке, думаю, что наверное, это уже интернат постарался. Мама с воплем: «Я вам здорового ребенка отдавала, смотрите, что вы с ней сделали!», втаскивает девченку за руку. Разбираемся. Оказывается, в домашнем отряде один мальчишка толкнул другого, и тот, падая, ударил головой её в глаз. Ситуация банальная – пытаюсь успокоить маму. Мама, не желая успокаиваться, выдает новую претензию: «А вы знаете, что мой ребенок уже пять дней не ходит в туалет по-большому!». Пришлось отшутиться: «Вы знаете, только что, четыреста детей опросила, а вот до вашей не дошла!».

Некоторые мамы с пониманием относятся к капризам детей. И понимают, что претензии и жалобы часто бывают надуманными. Мальчишка, лет 10 сильно жалуется на уши. Что только наши медики не делают, стонет, просится домой, жалуется на боль. Позвонили маме. Наблюдаю картину, мама. так участливо: «Что, ушки болят, - даёт подзатыльник, - сейчас у тебя еще и попа болеть будет!». Ушки прошли сразу.
Ссылка на публикацию
 
Голосов: (+6)   
Опубликовал: Weshpar | Просмотры: 2955
Советуем почитать
Смотреть ещё...