.
 Всем, всем...
!
30.03.11
Анна Потрываева - Прокажённые дети...
ПРОКАЖЕННЫЕ ДЕТИ …или как я была директором лагеря - такое полное название имеет эта статья, опубликованная на страницах авторского блога Юрия Юрина "Родители против наркотиков" на портале: Mukola.net . Автор статьи, Анна Потрываева из города Николаева, описавшая свои первые впечатления от своём первом опыте в роли директора детского оздоровительного лагеря на морском побережье. Впрочем резюмировать статью нет надобности а вот почитать в ней есть что...
 
Помните детскую песенку «Вот оно какое наше лето, лето наше солнышком согрето .» и т.д., короче, под эту замечательную детскую песенку мне предложили стать директором детского лагеря на море.
 
Сразу хочу сказать, что я человек испорченный юридическим образованием и кроме как директором строительного и торгового предприятия, директорских навыков не имела. Все мое педагогическое образование сводилось к дочке 13 лет, которая уже была к этому времени повыше меня ростом.
 
Поразмыслив, я вспомнила слова героини «Москва слезам не верит», о том, что тяжело научиться руководить пятью работниками, и решила попробовать. Я не буду утомлять рассказами о долгой и рутинной бумажной работе, которую мне пришлось провести при подготовке лагеря, расскажу лучше о самом процессе отдыха….
 
Да, немаловажно будет упомянуть, что в процессе подготовки, применив свои юридические навыки, мне удалось выиграть тендер на отдых детей из школы интерната одного небольшого городка. Конечно, меня многие пугали, мол, дети то не простые – дети сложные. Но, я дерусь, потому что я дерусь! И с огромным запасом оптимизма и терпения я принялась за дело.
 
День первый.
 
Сегодня должны приехать мои первые воспитанники. Их всего 63, да и возраст от 6 до 12 лет, но так волнительно. И вот подъехал автобус. Как в фильмах о графских поместьях, мой персонал выстроился и приготовился их встречать. Детки выкатывались из автобуса, а мы смотрели и умилялись – какие же они хорошенькие. Вдруг самые маленькие подошли и попросили разрешения обнять меня. Это трогательно. Вот, те, что повзрослее, посматривают волчатами – это напрягает. Но мы все еще верим, что наша доброта способна разрешить любые проблемы. Мы их любим…. Но, начинаем тихо ненавидеть их воспитателей, наблюдая, как они дают подзатыльники и тычки детям. Непонятно, как на них можно кричать, почему нельзя просто им все объяснить...

Первый раз в столовой.
 
Когда, после домашних «нехочуешек» видишь как дети вылизывают тарелки – это обескураживает и злит. Все как один выходят из столовой и рассказывают о том, как вкусно их тут кормят: «А у вас дают по целому банану, а у нас половинку!» «А у вас дают целых две вафельки в упаковочке, а у нас только одну, а иногда половинку!»
Вмешивается мальчишка лет 12-ти: «А у нас на обед в интернате был только ополовник супа и два кусочка хлеба. Мы просили еще хлеба, но нам не давали!».
От этих слов приходишь в ужас.
Ведь мы в одной системе, мы знаем, сколько выделяется денег на питание для интерната.
Неужели там работают такие звери, способные забрать у ребенка?? Разговариваю с их воспитателями – в ответ только одно: «Да вы их не слушайте, они врут, у них ЗПР (ЗПР – это остановка психического развития).
Невольно напрашивается и вопрос, и ответ: «Что сразу у всех 60-ти детей???» Наверное, это все же ЗПР у вашего руководства!!»
Возмущение…

Они не плохие, они просто как улей, который жил своим укладом, а теперь его разворошили. Они посматривают на нас исподлобья и заглядывают в глаза. Они ждут, что от нас можно ожидать Они все пробуют на зуб, они пробуют на прочность все – и нас, и беседки, и флагштоки, и крыши и окна. Висят везде и всюду, как маленькие обезьянки.
Они просто дети и у них много энергии.

День третий.

Начинается притирка. Обжились, немного успокоились, уже улыбаются и пытаются разговаривать и знакомиться. Мы все еще млеем. А воспитатели начинают звереть – из заставляют работать!! Не просто пасти стадо барашков, а работать с детьми: играть в игры, водить на кружки, учить речевки, участвовать в мероприятиях, учить убираться в комнатах и т.д.
Буря возмущения.
Они, видите ли, сюда приехали отдохнуть!!!
Даже покупать детей приходиться чуть ли не силой заставлять воспитателей!
Воюю, по большей части с воспитателями, а не детьми.

Наблюдаю картину: всех детей 6-7 летнего возраста загоняют в кинозал на мультик.
Одна девчушка плачет, так не хочет идти, хочет прыгать со скакалкой на улице.
Воспитатель берет лозину и начинает её загонять. Та, ревет еще больше. Подхожу, возмущенно спрашиваю, неужели нельзя, как то, с ребенком договориться?
Забираю к себе в кабинет, даю фломастеры, бумагу – рисовала часа 2, а я смотрела и удивлялась людской черствости.
Ведь ей так мало нужно для того, чтобы чувствовать себя довольной!!
После этого случая у меня в кабинете был постоянный «кружок рисования».
Вся малышня с удовольствием приходила и адилась «тихонечко» рисовать, «не мешая мне работать»…

Уже присматриваюсь к детям, есть разные: одни добрые, одни хитрые одни обиженные, одни глупые и действительно отстающие, но злых и агрессивных нет! Все очень самостоятельные, их жизнь заставляет выживать. Жалею их. И весь обслуживающий персонал учу жалеть. Малыши всех, включая обслугу, зовут «мама». По-началу, это выбивало из колеи. Не хочется писать банальностей, я потом просто буду описывать их судьбы, и вы тоже будете их жалеть. Есть мальчишка – хороший, добрый но все забывает, у него ЗПР.
Может за день раз 10 спросить одно и тоже.
Отвечаю и думаю, на сколько у меня хватит терпения.
Много детей энурезников. Причина – страх, тот страх который они пережили…

Есть один пацан – Петька.

Ему 13 лет, но он маленький и худенький. К слову сказать, они все очень меленькие, недокормленные, ослабленные. Так вот Петька в хорошем смысле – хулиган и задира, но добрый малый. Увидев нашего хореографа, он приобнял её за талию и с придыханием сказал: «Она меня заводит». После чего был сделан вывод, что мальчишек из интерната можно обнимать только лет до 8-ми. Вообще. Петька все время нарывался, подхамливал и пытался подшутить. Но одна история, которая произошла чуть позже, повернула все другой стороной.
Сидим на костровой, он как всегда хохмит, и начинает приставать ко мне: «Я хочу в Коблево!» Я ему: «Так что мне теперь тебе путевку туда купить?»
Он говорит: «Купите!»
Я со смехом: «Нет, я только могу волшебный пендель дать, чтобы быстрее полетел!».
Все засмеялись.

И вдруг реакция: он весь сжался, стрельнул злым взглядом, закрылся в оборонительной позе и говорит: «Только попробуйте меня ударить!»
И я понимаю, что за всей его бравадой стоит маленький обиженный и много раз битый ребенок….

У меня в кабинете стоит аквариум, в нем плавает телескоп (для тех, кто не знает – золотая рыбка с сильно выпученными глазами). Залетает детка лет шести, внимательно рассматривает рыбок и задает вопрос: «Ого! А чего у неё такие глаза здоровые?» И без перерыва, я даже не успеваю ответить, что это такая порода, «Рыбка, да ты перепуганная!» и убегает. Хохотали мы долго!!!

Шестой день.

Ну, вот!
Первое ЧП.
Прыгали с крыши беседки и мальчишка, кажется, сломал ногу. В таких случаях мы обязаны уведомлять всех: управление молодежи, обл. сан.станцию, родителей или в данном случае школу – интернат. В общем, сначала звонить – потом действовать.
Я принимаю решение сначала действовать, потом звонить. Везу пацана в больницу, оказывается – ушиб. Прошу врача, в воспитательных целях наложить гипс. Привожу его, собираю детей и задаю риторический вопрос: «Кто хочет, так же, как и Владик провести лето в гипсе, не купаться и не ходить на дискотеку? Поднимите руки, сегодня объявляю день бинтования. Ничего ломать себе не нужно, я лучше просто так забинтую!» Наверное, помогло - крыши оставили в покое, да и игры стали по-спокойнее, но только надолго ли???

Многое объясняется наследственностью, родители алкоголики, наркоманы.
О чем тут говорить… Но недостаток воспитания чувствуется. С ними почти не общаются, им почти ничего не объясняют.

Да, та девочка с рыбкой, ей 6 лет, что у ребенка в голове трудно сказать, но она сначала котенка задушила, а второго бросила в костер.
Перед поездкой к нам, ее пролечили в психиатрической больнице. И опять же, её можно только пожалеть – ведь она воспроизвела только то, что успела увидеть за свои шесть лет – насилие!!!

И вот пролетели 10 дней, и мы ждем пополнение. Ждем уже старшеньких. от 14 до18 лет. Чего ждем от них? Да, ничего особенного.
Понимаем, что это более хулиганистый возраст, понимаем, что могут убегать, понимаем, что будут воровать, понимаем, что первые 2 дня будет такой же растревоженный улей, ждем..

Автобус.

Мы все, как в прошлый раз выстраиваемся. Дети все как ёжики, никто не пытается улыбнуться и заговорить. Все с прокуренными голосами и наглым видом. И что напрягает - уже с возмущениями.
Одна девица (с прокуренным голосом, плечами пловчихи, на пол головы меня выше, но довольно приятной внешности) с порога автобуса заявляет: «А мне обещали, что я буду жить в двухместном номере!».
Задаю вопрос: «Кто обещал?»
Она: «Ну, обещали!!»
Повышаю тон: «Кто обещал?»
Она, тоже с надрывом: «Ну, там, в интернате!»
Я – спокойно: «Значит, там и будешь спрашивать!».

Да, первый контакт не удался, посмотрим, что принесут остальные дни.

Через час приходит «пловчиха» - «Извините, что я Вам нахамила, я больше так не буду». Извинения приняты.

Рабочий день начинается в пять, потому, что в пять встают рабочие (обслуга), чтобы до подъема успеть навести везде порядок.
А моя задача их контролировать.

Ложусь в двенадцать – час ночи, потому что дети после дискотеки еще носятся по корпусам….
Даже не знаю, откуда берутся силы. У детей.
Со мной все понятно - всё ради детей.
Тут у меня диджей приехал, интереснейший чувачек. Крутил дискотеки даже на Рублёвке в Москве и Питере. Но, устал от обкуренных и неадекватных меломанов и решил лето провести, как и я, в доброй, детской атмосфере пионерских горнов и речёвок.
Так вот день на седьмой он сформулировал девиз своего пребывания: «Я понял. Если я выдержу здесь до конца, мне все грехи простятся!». Мудрая мысль, правильная. Это теперь и наш девиз тоже.
Мы теперь все с этой мыслью живем. Видно не зря нас всех тут собрали, много у нас грехов, много….

Наблюдаем два дня. Уже видны законы интерната.
Как только приехали старшие, младшие тут же утихомирились, теперь уже не они хозяева жизни. За непослушание их бьют уже не только воспитатели, но и старшие.

С первых дней мед.блок стал для интернатовских фетишем.
Они шли туда по любому поводу и без. Им нужно внимание и забота. Просто пообщаться, рассказать еще кому ни будь историю своей жизни. Врут, очень часто врут о своей жизни, чтобы вызвать жалость, но мы верим, верим во все, ведь им так этого хочется и жалеем. Многие приходят с придуманными болячками, когда их отправляют, злятся, матерятся, ругаются. Требуют кетанов, и рассказывают, что их так лечат в интернате. Врут.. Но, чтобы это понять нужно время.. Удивительно, но уважения к старшим не замечено ни у кого. Это уже не наследственность, а принципы воспитания в интернате. Могут послать всех: уборщицу, которая не вовремя зашла в умывальник для уборки, медсестру, которая пришла смотреть на педикулез, столяра, который ремонтирует и мешает.
Моя пловчиха уже успела нахамить везде.
Она среди своего возраста лидер.
У неё действительно разряд по плаванью и кик-боксингом она тоже занималась. После знакомства с ней поближе, понимаю, с ней нужно дружить, тогда можно управлять толпой. Наблюдала картину, как она девочке дала за что-то затрещину, та, аж в кусты улетела.
Сила!
Понимают только силу!

И снова ЧП.

Теперь уже со старшими. Один пионер решил проверить соседний лагерь. Перелез через забор, его засекли там физ.руки и перекинули через забор обратно. Он прибежал и объявил старшим «Наших бьют!». Те, долго не думая, перелезли толпой через забор и налупили первого, кого встретили. Им оказался такой же сирота, который также как и они отдыхал в лагере и был совсем не причем.
Пришлось давить на совесть: «Много ума надо было, что бы обидеть своего брата!! Лучше бы вы выиграли у них в футбол или теннис, я бы вами гордилась, а вы…!
Сейчас на родину отправлять придется, а еще в милицию наверное уже заяву написали и неизвестно что вас ждет в тюрьме! Ну и т.д.» Не хочу утомлять педагогическими примочками, но расчувствовала я их сильно, покаялись...
Старший у них есть, за всех прощение просил. Хороший парень, ему уже 18 лет есть, а он еще только в 9 класс переходит. Его в 10 лет в каком-то молдавском селе нашли и в школу отправили в 1 класс. Так он, бедняга, мучается.
Ему уже работать да жениться пора, а он еще штаны в интернате просиживает. Глупо. Глупая сама система. До 23 лет детей – сирот считают детьми.
Растят племя иждивенцев.

Дети.. Не зря говорят, что посеешь – то и пожнешь. А еще говорят, рыба гниёт с головы. Кто был в лагере, тот помнит как ходили пионеры строем, речёвки, линейки. Нечто подобное хотели сделать и мы. Сначала долго уговаривали воспитателей. Потом говорили с детьми. День на третий по приезду старшеньких, что-то начало получаться. Дети придумывали отрядные речёвки, рисовали отрядные эмблемы, готовились к мероприятиям, учили песни и танцы.
И тут приезжает Директор Интерната. «Что вы тут устроили им террор.
Это же не концлагерь, Моим детям это все не интересно, им нужна свобода!! Прекратите детей (а между строк читаем: воспитателей) заставлять заниматься тем, что им не интересно!».
Я поворачиваюсь, девченки из 7-го класса собирают шишки, я спрашиваю: «Девочки, а что вы делаете?» Они, радостно: «А у нас сегодня костер, и мы шишки собираем для него!».

Вдалеке, другой отряд учил речёвки.
Повернувшись уже к Директору: «Вы считаете, что им не интересно?!!!» моему возмущению уже не было предела. После всех войн с воспитателями и более-менее налаживания какого-то учебно-развлекательного процесса, вдруг мне будут все ломать!! « Я Вас очень прошу, езжайте в свой интернат, и не мешайте мне работать. Если вы их ни чему у себя не учите, то хотя бы не лезьте сюда! Вместо того, чтобы заставить работать своих воспитателей, вы пытаетесь создать им курортные условия!!»
Короче, препроводили мы Директора и, кстати, больше до конца лета его не видели.

Дальше пошли обычные, с точки зрения директора, будни лагеря: подъемы, зарядки, война за чистоту в корпусах, война с обслуживающим персоналом, война с кухней и т.д.
Для детей же, начался отдых и развлечения: кружки, море, дискотеки, любовные истории.

Есть одна назойливая девчёнка лет 15, все время ищет внимания. Она везде – на кухне, рядом с рабочими, из мед. блока её вообще не выгонишь. Стою с ней разговариваю о будущем. Она говорит: «Мне так все надоело, скорее бы уйти из интерната». Я спрашиваю: «А что дальше?» Она: «Да, я хочу ребеночка родить!» У меня вопрос: «А зачем?». «Понимаете, у меня очень больная мамка, она скоро умрет.
Она очень хочет увидеть моего ребеночка.»
Понимая, что она несет абсолютную чушь, я пытаюсь её вразумить: «Но, ведь родить это половина дела, еще же ребенка надо растить, а если мама больная, то кто же тебе помогать будет? Что, опять ребенок будет в интернате? А чем мама болеет?» .
- «Да, у неё цирроз печени, она спилась». Немая сцена… Что у этих детей в голове? И самое страшное, что она не шутит и не врёт….

Ждем приезда домашних детей.
 
Волнуемся, как воспримут интернатовские домашних. Не начнут ли бить. Домашние расфуфыренные и разодетые. С претензиями ко всему и ко всем. В первые же часы – стычка. Рассматривая фотографии интернатовских (у нас практика- фотографировать все мероприятия и вывешивать фотки), осмеяли и назвали оборванцами. Кто-то из интернатовских это услышал. Домашние мимо уже спокойно пройти не могли, в их адрес тоже сыпались оскорбления. Пришлось вмешаться. Немного утряслось.

Надо сказать, что интернатовские все очень сексуально взрослые, многие после насилия в семье и сексуального рабства. Корче отношения между полами у них начинаются очень рано. А тут домашние – цветочки и пестики. Им только глазки построить, да позажиматься. По-этому инструктаж был самый серьезный, и среди вожатых и среди детей. Дискотека. Мальчишки из интерната тут же начали клеить домашних девченок, а интернатовские девченки – ревновать. И снова стычка. Моя любимая пловчиха пригрозила городским, что если они будут хвостом крутить перед их мальчишками, то она им патлы по-вырывает. Вызываю.
Дальше мой монолог, в абсолютно миролюбивом, даже я бы сказала ласковом тоне, почти без купюр: «Ты помнишь, как мы познакомились. Была стычка, потом извинения. Ты помнишь свою грубость в мед.блоке, с уборщицами. Ты ведь тоже потом извинялась. Т.е. я наблюдаю не устойчивую психику, вспышки агрессии. Агрессию нужно лечить. У меня сейчас проблема – мне звонят профсоюзы, которые прислали домашних детей и отзывают путевки. Ты сделала мне проблему. Ты мне сделала проблему на лето, я тебе сделаю проблему на всю жизнь. Завтра мы поедем в псих. диспансер и будем лечить твою агрессию. Поставим в личное дело шифр, и дальше ни один вуз
 
не возьмет. Зато приедешь добрая – добрая». Как овечка: «Что я могу исправить?» Я говорю: «Даю тебе ровно полчаса для того, чтобы сходить к городским, извиниться, наладить отношения. И в дальнейшем, если хоть кто-то один тронет домашних - ты будешь виновата». Помирились.
 
Конечно, любви не было, но уже и ожесточенных стычек больше не было.
 
Хотя нет, любовь была. Между мальчишкой из интерната (ему 17) и домашней девочкой (ей 12)! Я в осадок выпала, когда узнала. Ромео и Джульетта нашлись, он к ней через балкон лазил. Все, конечно было в границах пристойности, но вожатые получили на орехи. На счет связей с интернатовскими я предупреждала очень активно. Взрослых мальчишек, да, и своих работников пугала байками о том, что среди интернатовских есть ВИЧ инфицированные, конечно не указывая на кого-то конкретно, чтобы от всех держались по-дальше.
Девченки интерната постоянно подходили к работникам и вожатым с провокациями предлагаясь, причем в очень конкретных позах и предложениях. Что они говорят - мне пересказывали, но это непечатные все выражения и многие немецкие порно фильмы отдыхают. Был даже случай, когда сантехников, придя по заявке на ремонт в уборную, девочки встретили в обнаженном виде. Так как один очень пожилой и сурьезный мужчина, а второй правильный и женатый - они еще долго ругались и обходили этот этаж десятой дорогой.

Но и это еще были цветочки!
Ссылка на публикацию
 
Голосов: (+23)   
Опубликовал: Weshpar | Просмотры: 5600
Советуем почитать
Смотреть ещё...