.
 Всем, всем...
!
Aвторизованным пользователям реклама не видна
Яндекс.Директ
18.04.09
Стили педагогического общения - Диалогический
Диалогический стиль педагогического общения. Дать четкое определение этим отношениям сложно по нескольким причинам. Во-первых, они чаще всего скрыты, не видны непосвященным, во-вторых, они принципиально не объективируются, так как всегда они — нарушение правил, а в-третьих, они непостоянны, не являются характеристикой одного вожатого. Нет такого типа вожатого — «диалогист», а есть качественная характеристика отношений между двумя (и более) людьми, которые, несмотря на то, что они вожатый и ребенок (дети), смогли пренебречь этим и построить отношения сотворчества. И попробовать описать данный стиль отношений можно, итак...

Диалогические отношения начинаются с того, что вожатый и ребенок (дети) находят друг друга, выделяя другого (других) из множества лиц. Этому мистическому акту узнавания предшествуют нередко взаимная ломка стереотипа образа другого, неожиданный шаг, реплика. Заинтересованность и создает предпочтение, благодаря которому появляется невидимая общность взаимопринятия и понимания, где разрешено нарушать стереотипы и где происходит взаимодействие в том, чего пока еще нет.

Как можно взаимодействовать в том, чего еще нет? То есть, как научить творчеству? Как изымать из себя то, чего в тебе и не было? Возможно ли делать то, что не знаешь сам? Это не обучение алгоритмам творчества, а создание их.

Возможно это лишь одним способом: путем освобождения себя самого от того, что сковывает. Обучение освобождению, приобретение новой степени свободы. Это называется самосовершенствованием, поиском своего пути «Воспитание представляется ложным и трудным делом только до тех пор, пока мы хотим, не воспитывая себя, воспитывать своих детей или кого бы то ни было. Если же поймешь, что воспитывать других мы можем только через себя, то упраздняется вопрос о воспитании и остается один вопрос жизни: как надо самому жить? Потому что не знаю ни одного действия воспитания детей, которое не включалось бы в воспитание себя... Два правила я бы дал для воспитания: самому не только жить хорошо, но работать над собой, постоянно совершенствуясь, и ничего не скрывать из своей жизни от детей...» (Л. Н. Толстой).

К чему должен быть готов вожатый, вступая в диалогические отношения с детьми? Что он должен уметь, чтобы не разрушить эту тончайшую нить взаимопонимания и доверия?

Диалог — это работа с неизвестным, негарантированным результатом. Сам поиск нередко и является предметом диалога. Диалог — это взаимопонимание, взаимопроникновение, основанное нередко на интуиции, импровизации.

Представьте себе, что в одном месте в определенное время собираются музыканты и играют джаз. Один начинает тему, другой подхватывает и развивает ее, потом вступает третий... Они впервые играют так, больше именно так они никогда играть не будут. Они творят, понимая друг друга и благодаря друг другу. Это и есть диалог, или, как у музыкантов, джем-сейшн.

Диалог — это игра с нарушением правил, более того, он невозможен без нарушения сложившихся норм и стереотипов. Отношения вожатства могут возникнуть, наверное, у любого вожатого, реализующего любой стиль отношений. Но это возможно тогда, когда он перестанет реализовывать свой привычный стиль и начнет строить отношения, не похожие на все то, что ему известно.

Диалог — это разрушение рамок, расчистка площадок, освобождение от спеси что-то знающего, стереотипов «правильности» и «истинности». Однажды признавшись в сократовском «незнании», в том, что не понимаешь чего-то, мы создаем возможность для диалога, для развития, для освобождения от иллюзий.

Диалог — это единение. Диалог — это конфронтация. Это вечная диалектика взаимоотношений Я — Ты — Он, Мы — Вы — Они. Изобразим «они» и «мы» в виде двух кругов. Теперь наложим отчасти один на другой. Та площадь, где они пересекаются, отвечает категории «вы». Это сфера не отчуждения, а общения. «Вы» — это не «мы», ибо это нечто внешнее, но в то же время и не «они», поскольку здесь царит не противопоставление, а известное взаимное притяжение. «Вы» — это как бы признание, что «они» — не абсолютно «они», но могут частично составить с «нами» новую общность, какое-то другое, более обширное и сложное «мы». Но это новое «мы» разделено на «мы» и «вы». Каждая сторона видит в другой «вы». Иначе говоря, каждая сторона видит в другой одновременно и «чужих» («они»), и «своих» («мы»).

М. М. Бахтин писал, что другой потому и нужен нам, что он другой, не такой, как мы. «В этом смысле можно сказать, что человек... есть субъект обращения. О нем нельзя говорить, — можно лишь обращаться к нему... Овладеть внутренним человеком, увидеть и понять его нельзя, делая его объектом безучастного нейтрального анализа, нельзя овладеть им и путем слияния с ним, вчувствования в него. Нет, к нему можно подойти и его можно раскрыть — точнее, заставить его самого раскрыться — лишь путем общения с ним диалогически... Только в общении, во взаимодействии человека с человеком раскрывается и «человек в человеке», как для других, так и для себя самого».

Диалог, таким образом, — это также помощь другому понять себя, людей, мир. Для того чтобы это стало возможным не только на уровне прекраснодушных мечтаний, вожатому необходимо терпение, даже более — терпимость как личностное свойство, признание, что ошибки и промахи — естественный и необходимый этап в развитии как собственном, так и ребенка. «Все воспитание состоит в большем и большем сознании своих ошибок и исправлении себя от них. А это может сделать всякий и во всех возможных условиях жизни. И это же есть и самое могущественное орудие, данное человеку для воздействия на других людей, в том числе и на своих детей, которые всегда невольно ближе всего к нам» (Л.Н.Толстой).

Необходимо научиться выслушивать ребенка так, чтобы помочь ему разобраться в себе, не перекладывая ответственность за принятие решений на другого. Его проблемы оставить ему; он имеет право принимать самостоятельные решения. Отучиться от привычного оценивания ребенка: ведь мы не оцениваем друзей, своих детей или родителей, а принимаем их такими, какие они есть. Отказаться даже от намека на манипуляцию: думать одно, говорить другое, а делать третье. Другими словами, надо стремиться быть честным перед самим собой и перед ними.

Наконец, для проявления диалогических отношений необходимо стремление к решению новых задач, интересных не только для ребенка, но и для тебя, не только для тебя, но и для них. Возвести парадоксальность в педагогический принцип. Ставить вечные и актуальные вопросы, главный из которых: «Зачем живу?»

«...Я полагаю, что первое и главное знание, которое свойственно прежде всего передавать детям и самосовершенствующимся взрослым,— это ответ на вечные и неизбежные вопросы, возникающие в душе каждого приходящего к сознанию человека. Первый: что я такое и каково мое отношение к бесконечному миру? И второй, вытекающий из первого: как мне жить, что считать всегда, при всех возможных условиях, хорошим и что всегда, и при всех возможных условиях, дурным? Ответы на эти вопросы всегда были и есть в душе каждого человека; разъяснения же ответов на эти вопросы не могло не быть среди миллиардов прежде живших и миллионов живущих теперь людей.» (Л. Н. Толстой).

Настоящий диалог подразумевает интерес вообще. Люди, не заинтересованные ни в чем вообще, не входят в диалог. И в данном случае диалог - это только начало активного выбора. Этот выбор был внутри ребёнка, вожатый просто становится тем ресурсом, с помощью которого ребёнок свой выбор реализовывает. Вожатый - объект для ребенка. И наоборот.

Если же вожатый входит в отряд, с жестким планом (избыточно высоким уровнем детализации) в голове, чем будем заниматься сегодня, завтра, как бы он не выстраивал беседу, результат в таком случае - неактивного (пассивного) выбора детей. Он загорается и тухнет. Активный выбор горит постоянно. И начало ему положил не вожатый, он уже есть внутри ребёнка.
 Написать дополнение к материалу
Вы можете дополнить этот материал, для этого вам необходимо авторизоваться...
АвторизацияРегистрация
Ссылка на публикацию
 
Голосов: (+6)   
Опубликовал: Доцент | Просмотры: 3322
Другие материалы
Смотреть ещё...