.
 Всем, всем...
!
Aвторизованным пользователям реклама не видна
Яндекс.Директ
23.05.10
- Из лекций доктора медицины, профессора психиатрии Центра медицинских наук при Университете Колорадо, консультирующего психиатра Национального центра предупреждения и лечения злоупотребления и плохого обращения с детьми - Б.Ф. Стила...

Промискуитет в подростковом и более позднем возрасте - обычное последствие раннего инцеста, поскольку секс полагается основным способом выражения любви. Часто ребенок пользуется особой благосклонностью, получает привилегии или дополнительное внимание за то, что доставляет взрослому сексуальное удовольствие, и начинает рассматривать и использовать секс как предмет торговли или обмена. Проституция, начавшаяся в подростковом возрасте, может являться выражением этой концепции. Мужчины-проститутки - бывшие жертвы сексуального злоупотребления - с клиентами обычно бывают исключительно гомосексуальными - как пассивными, так и активными - но в своей личной жизни могут быть и бисексуальными. Сексуальные акты педофилов почти всегда начинаются в подростковом возрасте и могут быть как гомосексуальными, так и гетеросексуальными, и это не связано напрямую с тем, был ли злоупотреблявший мужчиной или женщиной, хотя педофилия обычно связана со злоупотреблением, нанесенным в раннем возрасте мужчиной. Недавно говорилось о сексуальном злоупотреблении маленькими детьми со стороны детей более старшего возраста (Cantwell, 1988; Johnson, 1989). Виновникам было от 4 до 14 лет, и они сами ранее подвергались сексуальному злоупотреблению. Переход от роли жертвы к роли мучителя еще недостаточно изучен и понят. Литин, Гриффин и Джонсон (1956) отмечали: "У такого ребенка нет иного выбора, кроме как интроецировать замешательство, вину, страх разоблачения, тревогу, враждебность и одобрение, которые он только что наблюдал у родителей (р.38). Не все педофилы - жертвы явного сексуального злоупотребления, но большинство из них чувствовали себя отвергнутыми, когда пытались получить любовь и внимание от заботящихся лиц, особенно от материнской фигуры. В своих педофилических актах они, похоже, выражают желание контролировать или отомстить, одновременно удовлетворяя свое сексуальное влечение.

Мужчины, пережившие физическое и сексуальное злоупотребление, склонны быть физически жестокими и сексуально более невнимательными со своими партнершами-женщинами. Некоторые мужчины, соблазненные властными женщинами, остаются более или менее импотентными, иногда безбрачными, явно из бессознательного страха быть инфантилизированными и поглощенными. Этот страх может также сопровождаться страхом деструктивной враждебности по отношению к женщинам. Для удовлетворения базового либидинального желания эмоциональной и сексуальной близости отвращение к женщинам может легко превращаться в латентные или явные гомосексуальные наклонности. У мужчин, имевших инцестуозную связь с матерью и являющих признаки тяжелого невротического расстройства или даже психоза, психопатология представляется связанной в большей степени с инерцией неразрешенной ранней симбиотической привязанности к матери и отсутствием сепарации, чем с самим сексуальным событием. Матери, похоже, также с неохотой позволяют своим сыновьям сепарироваться и обретать индивидуальность.

Мальчики, которыми сексуально злоупотребляли мужчины, больше, по сравнению с девочками, сопротивляются разговорам о своем опыте. Вероятно, они испытывают огромное чувство стыда за то, что ими манипулировали, за то, что они были застенчивы, покорны и не были по-настоящему мужественны. Их мужская идентичность очень неустойчива, и они задумываются, не гомосексуальны ли они. Связанное с этим ощущение, что женская любовь ненадежна, и последующее обращение к мужчинам в поиске базовой любви, конечно, делает их уязвимыми перед злоупотреблением и гомосексуальностью.

Как и мужчины, женщины, пережившие сексуальное злоупотребление, страдают различными сексуальными дисфункциями. Часто встречаются диспареуния и вагинизм. Некоторые женщины остаются безбрачными и никогда не вступают ни в какие отношения с мужчинами, тогда как другие устанавливают хорошие контакты с гомосексуалистами, не представляющими для них угрозы. Некоторые, все еще жаждая материнской любви и злясь на жестоких мужчин, начинают более или менее открытые лесбийские отношения. Некоторые выходят замуж и живут внешне нормальной жизнью, но остаются неловкими или фригидными в сексуальных отношениях. У них возникают трудности с воспитанием детей, им сложно обеспечивать детям адекватное сексуальное просвещение и защиту. Матери многих девочек, подвергшихся инцесту, сами были жертвами инцеста и других злоупотреблений. Несмотря на собственную виктимизацию, они часто оказываются неспособны защитить своих дочерей от инцеста и могут неуловимым образом поощрять его (Meiselman, 1978). Мать может подавить воспоминания о собственном злоупотреблении и отрицать, что такое может произойти с ее собственным ребенком. Ее сниженная способность к адекватной эмпатии и заботе в отношении своего ребенка может вызвать у дочери ощущение заброшенности и жажду любви, которые заставляют ее искать заботу и внимание у более доступного отца; неспособность матери наслаждаться сексуальной жизнью или позволять ее себе может поощрить уязвимого и нуждающегося мужа к тому, чтобы добиваться своей дочери. Взаимная потребность в эмоциональной близости может привести к возникновению сексуализированных отношений, в которых дочь покорно подчиняется эгоистичному, эксплуатирующему поведению отца. Ошибочно смешивать эту ситуацию с актуализацией обычных сексуальных фантазий

 Написать дополнение к материалу
Вы можете дополнить этот материал, для этого вам необходимо авторизоваться...
АвторизацияРегистрация
Ссылка на публикацию
 
Голосов: (+13)   
Опубликовал: Доцент | Просмотры: 5127
Другие материалы
Смотреть ещё...